Почему не видят деменцию?

Почему не видят деменцию?

Две (и далеко не единственные) веские причины, по которым в медицинском университете нельзя учиться заочно — это субъективность, от которой никуда не деться, оценивая состояние пациента, и острая нехватка словарного запаса, используемого в учебниках, для чёткого, исключающего двоякое толкование, описания картины болезни. С первой причиной сталкиваются практически все (за исключением обладателей железобетонной психики и бедного ассоциативного ряда) студенты курсу к третьему, когда от общих дисциплин переходят к изучению собственно заболеваний. И, соответственно, начинают их находить у себя. Это так и назвали — синдром студента третьего курса медуниверситета.

Что не так со второй причиной? А вы попробуйте выйти в город и, руководствуясь лишь описанием в тексте справочника, понять, что это за дерево или птичка перед вами. В картинки не заглядывать! Как можно перепутать дуб с берёзой? Да легко! Листья, говорите, лопастные? Ну да, вот они, лопасти. Зубчики напоминают? Ничего подобного, просто лопасти мелкие и острые. Почему кора у дуба такая белая? Ну может, отбеливание прошёл — вон и косметический салон неподалёку. Экологию городскую, опять же, в расчёт надо брать — тут не только побелеешь, тут пупырышками покроешься. С птичками не легче. Дорогой, вон та, что села на ветку — это кто? Редкий дятел? Нет, солнышко, единственный (и да, редкий) дятел в пределах видимости — это тот, что был мною окольцован десять лет назад в нашем районном ЗАГСе.

А ведь с болезнями ещё сложнее порой. И фотографии тоже не всегда помогут — можете взять в руки дерматовенерологический атлас и убедиться. Нет, всё надо увидеть собственными глазами, послушать, понюхать, поскрести, причём не по разу, чтобы научиться отличать одно от другого. Даже в случае типичного течения болезни. Не говоря уже об атипичном или скрытом. Исключение составляют, пожалуй, лишь особо опасные инфекции вроде чумы, холеры и сибирской язвы — с ними вплотную знакомиться не приходится. Но оно и к лучшему.

Поэтому не стоит удивляться тому, что люди, не знакомые с медициной вплотную, многих болезней у себя и своих родных просто в упор не замечают. Хотя порою приводят этим самым докторов в некое подобие ступора: как? Как можно было такое проглядеть?

Взять хотя бы случай, когда женщина привела на приём глубоко дементного супруга. Тот её-то саму узнавал не всегда, путая то с мамой, то с сестрой. Дорогу в туалет тоже находил лишь эпизодически. Если выходил из дома один — чаще всего терялся, поэтому в расписание прочно вошли совместные прогулки. Про то, чтобы самому разогреть себе поесть, самому одеться или прибраться в квартире, речи вообще не шло: получится или шоу, или катастрофа местного масштаба. При этом единственная жалоба, которую изложила супруга (сам пациент ни на что не жаловался, его и так всё устраивало), была — внимание! — такой: «Что-то он у меня в последнее время стал немного забывчивым».

А бывает и такое, что симптомы болезни родные замечают лишь тогда, когда им это нужно. И напрочь забывают о них, когда они невыгодны. Вот, к примеру, случай с одной бабушкой, которую привела дочь — мол, сделайте же что-нибудь, совсем сладу нет. Да, и по описанию, и по тому, что видно на приёме — деменция. Интеллект уже никакой, память ещё более никакая, из памперсов не вылезает, чтобы не уделать всю квартиру, пакует какие-то узелочки, собирается домой, в деревню, к маме (в той деревне, где она жила в юности, уже и дома-то её не осталось, не говоря о маме), ночами стенающим призраком бродит по квартире. Амбулаторную карту завели, лечение назначили, дату следующего визита определили. И что?

А вскоре дочь пришла с просьбой выдать ей справку о том, что бабулька на учёте не состоит. А то квартиру же, одним из собственников которой бабулька является, надо продавать, а без справки никак. Что значит — не выдадите? Да мы же всего-то разок приходили за лекарством от бессонницы! Да что вы говорите? Нормальная бабушка, всё соображает!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *