«Убийцы костных метастазов». Какие ядерные технологии лечат рак?

«Убийцы костных метастазов». Какие ядерные технологии лечат рак?

Как уложиться в квоту?
«Мы не сырьевая держава в области ядерных технологий. Наши высокие технологии уже сегодня спасают жизни людей», — говорит гендиректор Государственного научного центра РФ — Физико-энергетического института им. Лейпунского (ФЭИ) Андрей Говердовский, рассказывая о микроисточниках с йодом-125 для лечения рака предстательной железы и офтальмоаппликаторах с рутением-106 для лечения онкологии глаз у взрослых и детей.

За последние годы, когда госкорпорация «Росатом», куда входит институт, начала развивать направление ядерной медицины, удалось многого достичь. Причём ориентируются в институте не столько на диагностику, сколько на радионуклидную терапию, в том числе брахитерапию — лечение онкологии радиоактивными источниками, доставляемыми прямо в опухоль.

А значит, надо было не просто придумать, как сделать микроисточники размером с рисовые зёрнышки, не просто выбрать наиболее эффективный способ нанесения йода-125 на серебряные вставки, но и успеть пройти клинические испытания, а это сложный и долгий процесс. Тем не менее уже создана отечественная технология производства микроисточников для брахитерапии, причём исключительно на нашем сырье и оборудовании. Отечественные микроисточники уже применяют в клиниках, и их стоимость укладывается в квоты на высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП), то есть лечение оплачивает государство.

Другой пример импортозамещения связан с лечением рака печени. В институте разработали микросферы альбумина крови человека, меченные иттрием-90. И если зарубежный препарат на их основе стоит от 12 до 20 тыс. долл., то наш — 200 тыс. руб., что тоже укладывается в квоты на ВМП.

«Я точно плохой бизнесмен, — делится Говердовский. — Но я считаю не прибыль, а сколько людей мы спасли. На наших микроисточниках с йодом-125 за 1,5 года сделано 100 операций. В этом году планируем, что будет не менее 400 операций».

Кто даст шанс?
По мнению врачей, по некоторым параметрам наши препараты даже превосходят зарубежные. К примеру, разрабатываемый препарат для лечения рака печени биодеградирует, то есть со временем разлагается в организме. И тогда можно повторно оперировать печень.

А ещё отечественные микросферы намного легче зарубежных и распределяются по микрососудам в опухоли равномерно — это значит, что равномерно идёт облучение и достигается лучший терапевтический эффект.

Ещё один радиофармпрепарат — на основе радионуклида радия-223 — и врачи, и учёные называют «убийцей костных метастазов». Он в стадии подготовки к доклиническим испытаниям.
«Люди лежат, мучаются от диких болей, а после его введения встают, — поясняет гендиректор ФЭИ. — Это просто чудо!» А руководитель направления ядерной медицины института Николай Нерозин добавляет, что один курс препарата радия-223 германского производителя стоит 70 тыс. долл., а отечественного препарата — предположительно 6 тыс. долл. Нерозин показывает помещения — изолированные, чистые и пока пустые. Скоро здесь установят новое оборудование и будут производить по стандартам GMP радиоизотопные генераторы рения-188 (ещё одна передовая российская разработка), а также радиофармпрепараты, меченные иттрием-90 и радием-223. Новые генераторы собираются делать такими же компактными, как нынешние генераторы 99мТс. И это ещё одно направление, развиваемое «Росатомом» и институтом, — заменить огромные ускорители, что устанавливают только в специализированных центрах, небольшими генераторами, которые могут использоваться в любой, даже сельской клинике.

«Это всё высокие наукоёмкие технологии. Просто так, на столе, не сделаешь. На больничной койке людям очень хочется жить. И наша задача — дать им шанс», — говорит Андрей Говердовский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *