Беспокойство усугубляет рак

Беспокойство усугубляет рак

Суетливость, мнительность и нервозность могут иметь реальный повод для беспокойства: они вызывают ускоренные развитие рака. В новом исследовании, проведенном учеными школы Стэнфордского университета медицины, у мышей, подверженных беспокойству, развивались более тяжелые формы рака, чем у их спокойных сородичей.

В исследовании, опубликованном 25 апреля в PLОS ONE, описано воздействие беспокойства на мышей, лишенных шерсти и подверженных облучению ультрафиолетовыми лучами. У тех из мышей, которые были более нервными, со склонностью к сдержанности и неприятию риска, наблюдалось более быстрое и обширное развитие опухолей и инвазивного рака. Как показало исследование, помимо всего вышеуказанного, постоянное беспокойство развивало у мышей повышенную чувствительность к хроническому стрессу и ослабляло их иммунную систему.

Хотя другие исследования уже изучали взаимосвязь хронического стресса с более высоким риском развития рака и других болезней, данное исследование явилось первым в своем роде. Его целью стало выявление связи между характеристиками личности, проявляющей высокую степень беспокойства, и повышенной угрозой рака.

«Тревога определяется как повышенная чувствительность к физически существующему или отсутствующему, но воспринимаемому и ожидаемому стрессу», — говорит иммунолог и эксперт по стрессу Фирдаус Дабар, кандидат наук, первый автор исследования.

В своей предыдущей работе Дабар исследовал баланс «хорошего» и «плохого» стресса. Кратковременный стресс, такой как погоня льва или предоставление важной презентации боссу — действительно может усилить иммунную систему, подготавливая организм к бою. Но постоянные стрессы, такие, например, как уход за близким человеком, который находится в состоянии инвалидности в течение долгого времени, разрушают способность организма бороться с болезнью.

Вопрос заключается в том, какое количество стресса является чрезмерным?
Поскольку реакции на стресс отличаются между людьми, Дабар обратился к выяснению связи между базовым уровнем тревожности и фактическим стрессом.

У подопытных мышей при исследовании стресс был вызван необходимостью выбора — найти пищу и самку или защитить себя от опасности. Дабар предположил, что поведение мышей с высокой степенью тревожности будет сконцентрировано на избегании опасности. Он и его исследовательская группа поместили мышей на возвышении – крестообразном треке, один из проходов которого был скрыт за стенами, в то время как другой проход был открытым. Ученые подсчитывали, как часто каждая из мышей рисковала выйти.

В следующем эксперименте мыши были помещены в большую коробку, освещенную наполовину. Исследователи отмечали тех животных, которые проводили большую часть времени в темной стороне.

«Похоже на то, что если кто-то находится в очень тревожном состоянии, он предпочитает избегать прогулок по темному пространству», — сделал вывод Дабар.

Для полной оценки состояния беспокойства исследовательская группа поместила голых мышей под воздействие ультрафиолетовых лучей на 10 минут. Облучение проводилось три раза в неделю, в течение 10 недель, при той же интенсивности, которой подвергаются люди, проводящие слишком много времени на солнце. Через несколько месяцев после воздействия ультрафиолета на коже мышей появились опухоли. «Модель рака кожи у мышей является действительно ценной», — говорит Дабар. – «Потому что она точно имитирует рак кожи у человека».

Кроме того, такие виды опухолей являются уязвимыми при атаке на них иммунной системы. В некоторых случаях, по словам исследователя, иммунная система может справиться с ними самостоятельно, полностью уничтожив всякие проявления рака.

Эксперименты показали, что хотя у всех мышей в итоге развился рак кожи, у мышей, страдавших от беспокойства, наблюдалось большее количество опухолей и эти мыши были единственными, у кого развились инвазивные формы рака.

Когда Дабар и его команда сравнили иммунную реакцию мышей с низким и высоким уровнем беспокойства, они обнаружили, что нервные мыши имели более высокий уровень подавления иммунных клеток, называемых регуляторными Т-клетками, которые обычно предотвращают чрезмерную иммунную реакцию. У возбудимых мышей наблюдалось меньше химических сигналов, вызывающих иммунную атаку на опухоль.

Наконец, ученые приступили к изучению гормона кортикостерона. У мышей и других животных надпочечниковая система — контроллер тела «борьбы или бегства» — выделяет кортикостерон в ответ на боль и стресса. Уровень этого гормона был повышен у мышей с избыточной тревожностью. Предполагается, что у них имеются более чувствительные датчики напряжения и, возможно, более низкий порог чувствительности, при котором они испытывают ощущение опасности.

«Мы определили психологические черты подопытных животных в самом начале исследования – еще до того, как начали проводить экспериментальные манипуляции. И это продемонстрировало нам, что психологические характеристики могут быть связаны с повышенным риском развития опухолей. Также мы проследили взаимосвязь с биологическими механизмами, которые могут объяснить данные процессы, что стало полезным сюрпризом», — отметил Дабар.

Влияние данного фактора еще не было протестировано на людях. Тем не менее, Дабар считает, что у человека, скорее всего, будет наблюдаться аналогичная реакция. В любом случае, предположение нуждается в подтверждении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *